Ответ Чемберлену

Уважаемый мой друг Василий Гатов решил устроить разбор негодной ему статьи New York Times, что, безусловно, дело благородное. Данной газеты являюсь преданным читателем, но это не означает, что я к тому же и защитник каждого написанного ими слова. Боже упаси. Да и спорить с Василием о журналистике — дело страшное. По этим и другим причинам, нижеследующий текст скорее всего написать не стоило. Но написал. Потому, что люблю Васю. И с ним не согласен.

Для начала, оригинал:

А теперь, давайте разберемся:

WASHINGTON — President Trump called on the world’s leading economies on Friday to reinstate Russia to the Group of 7 nations…

  • Василий Гатов: Пока нормально
  • Сэм Грин: согласен

…four years after it was cast out for annexing Crimea

  • ВГ: окей, это был повод для исключения из “семерки”, хотя правильнее и нейтральнее было бы не объединять в одно предложение
  • СГ: не просто окей. без этого контекста лид абсолютно бессмысленный, а разнести это в два предложение — форменное издевательство над английским языком

…once again putting him at odds with America’s leading allies in Europe and Asia.

  • ВГ: это уже точно мнение журналистов, написавших статью – по поводу конкретно этого заявления – на момент публикации – пока никто ничео ясного не сказал; соответственно, эта часть фразы выстраивает фрейм “ну и м….к этот Трамп, который ссорит Америку с союзниками”
  • СГ: тут все намного сложнее, чем кажется. На самом деле, в этой фразе кроется весь смысл статьи — не точки зрения мнения, а с точки зрения фактов. Без этой фразы, это статья о том, что Трамп предлагает вернуть Россию в какой-то там клуб. Важность этого предложения зависит от двух вещей: Что за клуб? И что об этом думают другие члены клуба? Это клуб главных союзников США, по сути. Союзников, с которыми Трамп уже не в ладах по многим причинам. Саммит этого клуба и так собирался быть очень напряженным. И хотя Василий прав, и лидеры других стран не высказались относительно конкретного этого высказывания ПОТУСа, но делать ведь, будто нам неизвестно их общий настрой по этому поводу – лукаво. А лукавить нехорошо. Поэтому, новость не в том, что Трамп предлагает вернуть Россию в Семерку, а в том, что Трамп разливает масло в огонь отношений с союзниками.

The president made the suggestion to reporters as he headed to Canada for the annual meeting of the G-7…

  • ВГ: опять начало нормальное
  • СГ: опять согласен

…a gathering that already was promising to be crackling with tension over trade, Iran and Mr. Trump’s sharp-edged approach to foreign leaders. (

  • ВГ: вторая часть фразы – продолжение фрейминга, расширяющее поле неприязни
  • СГ: продолжение контекстуализации, да. А фрейминга? Дело вкуса, может быть. Тут на самом деле возникает любопытный аспект американской журналистской культуры, относительно построения текстов о внешней политике и международных делах. Традиционно редакторами считается (не без повода), что американский читатель знает меньше о внешней политике (да и о внешнем мире в целом), нежели о внутриамериканских делах. Если не говорить, что не знает практически ничего. Поэтому в подобных статьях конткестуализации всегда в разы больше, чем в других текстах. Считается, то есть, что читателя необходимо водить за руку, объяснить что к чему, напомнить где что лежит, и так далее, иначе быстро запутается, смутится и потеряет интерес. Согласен с Василием (предполагаю), что грань между “водить за руку” и “водить за нос” бывает очень тоньким, и следовательно к контекстуализации нужно отноститься крайне ответственно. Но оставить без контекста (или скрыть этот контекст) – тоже безответственно.

Mr. Trump offered no specific reasoning for why Russia should be let back in even though it retains control of Crimea and has not lived up to an international agreement to end its intervention in eastern Ukraine.

  • ВГ: окей, выглядит нормально, но – если забыть про фрейм, о котором сказано выше; если не забывать, то Трамп становится еще большим м…ком, потому что ни с того ни с сего впрягся за Россию, и…
  • СГ: я могу ошибиться, но мне кажется, что тут Василий делает вид, что забыл, как принято в американских изданиях писать статьи. (И не надо мне возразить, что проблема тут в том, что издание – американское. Критика выдвинутая Гатовым кроется в том, что NYTimes не соответствует собственным американским стандартам.) Как и в лиде, журналисты тут отвечают ровно на тот вопрос, который неизбежно возникает у читателя: Раз Трамп делает такое предложение, что за этим стоит? Если что-то за этим стоит, если у президента есть явный повод, то надо оглашать. Но нету у президента оглашенного повода, и это тоже надо сказать читателю, а не заставлять ему тонуть в догадках. НО!!! На самом деле все тут хуже, чем даже Василий предполагает. Ведь Трамп на самом-то деле оглашал свой повод: Россия должна быть за столом переговоров, сказал президент. То есть, оглашал “как бы”. Не очень-то понятно, согласен. Но и не очень-то понятно почему журналисты решили эту цитату не привести.

American intelligence agencies have concluded that President Vladimir V. Putin of Russia personally authorized an operation to intervene in the 2016 American presidential election with the goal of helping Mr. Trump win. Mr. Trump has heatedly denied any collusion with Russia, although his son, son-in-law and campaign chairman met with Russians on the promise of receiving incriminating information about his opponent from the Russian government.

  • ВГ: Не буду оценивать эту фразу в, подчеркиваю, информационной заметке про то, что Трамп предлагает обсудить возвращение России – она так или иначе, по американским стандартам контекста, должна быть. Но обратите внимание на то, как именно этот контекст подан – (для тех кто живет тут, это “ритуальный вариант”, так пишет НЙТ в каждой заметке про Трампа)).
  • СГ: Тут я и согласен с Василием, и не согласен. Начну с последнего. Это как раз тот контекст, который неминуемо возникает буквально у каждого читателя этой новости. Попробуйте представить статью без этого абзаца. Ну без этого уж никак – иначе это умалчивание значимого контекста, что неэтично. Поэтому не упомянуть выгледело бы либо несусветной глупостью, либо преднамеренной защитой бедняжки Трампа а-ля Infowars. Но если этот абзац обязателен для этой статьи, не было обязательно ставить его так высоко в структуре текста. Он на мой взгляд отвлекает от сути дела, что, безусловно, вовсе не Russiagate.

Russia joined the group in the 1990s after emerging from the wreckage of the Soviet Union…

  • ВГ: допустимая формулировка в op-ed, но явно не в информационной заметке; будем считать, что это редакторский недосмотр),
  • СГ: Василию, видимо, не нравится слово wreckage, но вопрос опять таки в альтернативах. After emerging from the collapse of the Soviet Union лучше? Несильно. Break-up? Опять-таки, дело вкуса. Мое возражение тут на самом деле было бы другим: контекста дано слишком мало. Надо было объяснить читателю, что Россию пригласили в клуб при Ельцине, несмотря на то, что формально не соответствовала “уставу”, в (тщетной) попытке поощрять ее либерализации и поддержать ее статус важной и уважаемой международной державы даже в худщие годы постсоветского кризиса. Тогда было бы понятно читателю и почему Россия там была, и почему ее там не стало.

…making it the G-8, but its armed intervention in its neighbor Ukraine in 2014 and its seizure of the Crimean peninsula isolated it from other major powers.

  • ВГ: окей, фактологически верно, выбор слов интересный – они нейтрально-негативные, потому что идет речь о “плохом” действии, т.е. его следует маркировать как негатив, но без публицистики; однако вывод об изоляции – слишком сильная генерализация, по крайней мере, на мой вкус.
  • СГ: опять – дело вкуса. Спорить о том, что Россия оказалась изолированой после аннексии Крыма (а уж тем более после MH17) мне казалось бы сложно. Но ладно.

The remaining members, led by the United States under President Barack Obama, expelled it in a sign of global resolve not to let established international borders be rewritten by force.

  • ВГ: это раскавыченная цитата из одного из объяснений Обамы в 2014 году, опять же – в отношении действий России выбраны нейтрально-негативные слова.
  • СГ: ей богу не вижу здесь оценки в отношении России со стороны журналистов. Со стороны Обамы – да. Но опять-таки необходимо рассказать читателю то, что он забыл (или не знал), максимально кратко и доходчиво. Россия была выгнана из клуба? Да. Сказать, что ее вежливо попросили покинуть помещения – сказать неправду. Повод для этого решение объяснен? Да – в тех терминах, в которых он и тогда был объяснен самими лидерами. Спорные они? Безусловно. Но с ними спорить – как раз дело публицистики, которую Василий хочет здесь искоренить. Иными словами, я с трудом представляю как иначе можно было бы это предложение написать, если только не написать его вообще. А тогда читатель остается без контекста, в отсутствии которого понять статью американцу рядовому сложно.

The other members of the G-7 are unlikely to go along with Mr. Trump’s suggestion, but he relishes his role as a disrupter of the established international order and was already at odds with his counterparts in the group

  • ВГ: нелюбимый многими способ “чтения мозга” – предположение, что другие члены семерки будут против; однако итальянский премьер, будь он неладен, уже поддержал идею.
  • СГ: тут журналисты действительно оказываются в опасной территории, но их можно понять. Обязательно возникает вопрос у редактора (предвещая читателя), а как реагируют другие лидеры? А вот никак пока, отвечают корреспонденты. А как они будут реагировать? – неугомонится редактор. А черт его знает, говорят журналисты. Но это в газете писать нельзя. Поэтому возвращаемся в область highly likely. О вероятной реакции журналистам все же известно. Они опытные, они общаются, у них есть insight, и им платят за то, чтобы этот insight стал достоянием дорогих читателей New York Times. Прикинуться глупым – неблагородное дело.

Mr. Trump spent Friday skirmishing with the leaders of two other members of the G-7, Canada and France…

  • ВГ: слово skirmish, обозначающее “нерегулярные и неспроводированные стычки вдоль линии фронта или границы между противостоящими вооруженными силами”, безусловно, слишком окрашенное, чтобы быть использованным в чисто новостной заметке – но, учитывая, что это секция “Политика” согласимся, что оно допустимо… но осадочек остается, фрейм “Трамп-м…к” нельзя не подкармливать
  • СГ: опять, дело вкуса. У любого слова есть оттенок и подтекст. Всегда. Всех угодить невозможно. А если убрать “окрашенные” слова из новостных текстов, они станут нечитабельными. Означает ли это, что нет границы? Конечно, есть. Я не считаю, что она пройдена в этом случае, но понимаю, почему Василий считает, что skirmish – уже слишком. Спорить не буду.

…and decided to skip the end of the annual meeting being held in Quebec and fly on Saturday morning to Singapore…

  • ВГ: интересно, что тут аккуратно использован прием ложной контекстуализации – основной аудитории, американцам, все уши прожжужали тем, что саммит с Кимом это бессмыслица, это погоня Трампа за Нобелевской премией за мир, а не настоящая политика),
  • СГ: а тут спорить буду, потому что искренне кажется, что Василий лукавит. Да, критикуют саммит Трамп-Ким. Как и критиковали решение его отменить. Но авторы этой статьи не в ответе за то, что читатели слышали в других местах. И написать про саммит, и при этом не сказать, что Трамп прилетает последним и улетает первым, тем самым сильно сокращая его контакт с другими лидерами, нельзя.

…where he plans to meet North Korea’s leader, Kim Jong-un, for a landmark nuclear summit meeting on Tuesday.

  • ВГ: (молчит)
  • СГ: Василий, чего молчишь? Трампа хвалили! Его саммит с Кимом назвали уж landmark! 🙂

The notion of readmitting Russia to the world’s most exclusive club…

  • ВГ: использовано явно не новостное выражение “наиболее эксклюзивный”
  • СГ: мне тоже не нравится данное выражение, но не потому, что оно “не новостное” (в новостях вполне можно говорить о the most exclusive hotel in New York, the most exclusive address in Mayfair, и тд), а потому, что в контексте международных отношений оно просто несодержательно

…without any concession by the Kremlin…

  • ВГ: интересная подмена – слова Трампа ничего не говорили о безусловности пере-приглашения России; вот дословно что он сказал – “You know, whether you like it or not, and it may not be politically correct, but we have a world to run and the G7, which used to be the G8, they threw Russia out, they can let Russia come back in, because we should have Russia at the negotiating table” – “Вы знаете, нравится вам это или нет, и это может не быть политически коректным, но перед нами мир, которым мы управляем, и G7, которая была G8, они выкинули Россию, они же могут пустить ее обрано, потому что нам нужна Россия за столом переговоров”
  • СГ: тут, пожалуй, и соглашусь с Василием. Подобное построение, тем более без прямой цитаты от Трампа (которая отсутствует по непонятным мне причинам), — странное

…reflects the unusually friendly approach that Mr. Trump has taken to Russia since becoming president,…

  • ВГ: буквально – необычно дружественный подход, seriously? – Трамп, действительно, на словах хочет с Россией “дружить”, но на деле с января 2017 отношения с Россией в рамках реальной политики только ухудшаются, а решения по внутренней и торговой политике, пусть косвенно, бьют по России едва ли не сильнее санкций
  • СГ: Ээээ… нет. Речь здесь вовсе не о дружественности к России, или о том, что желание с Россией дружить как-то “необычное”. Речь о том, что Трамп рассорился публично буквально с каждым живым существом, за единственным исключением Путина. Не знаю почему это так, но это так. И это тоже часть контекста необходимого читателя. Проблема тут в корявости построения фразы, а не в том, что на самом деле хотели сказать журналисты.

…a policy at odds with both Republicans and Democrats in Washington as well as leaders in Europe.

  • ВГ: данное утверждение верно, хотя и с оговорками
  • СГ: а ничего в жизни не обходится без оговорок.

**

Повторюсь: Василий, я тебя люблю и уважаю, потому и решил с тобой немножно поспорить.

На самом деле, подобный разбор текста – очень важное и правильное дело, и сделано здесь по большому счету качественно. Василий заставляет нас (и меня) смотреть более критически на собственные предубеждения, и это всегда полезно.

Но в то же время мне кажется, что в попытке отделить публицистических муж от журналистских колет, Гатов упускает из виду два важных момента, на которые я старался обратить внимание выше.

Первый момент – важность контекста в культуре американской качественной журналистики. Журналистов у нас учат так: Даже если ты написал хоть тысячу статей на эту тему, и даже если у тебя они все были на обложке, и даже если по каждой статьи ты получил полмиллиона отзывов читателей, ты все равно обязан написать 1001-ю статью так, словно никто из читателей с предысторией не знаком. Это просто закон. Читатель должен суметь прочесть и понять твою статью приехавший из другой страны или прилетавший с Марса через пол-века без необходимости копаться в архивах. Но при этом, статья не должна быть ни слишком длинной, ни слишком сложной. Поэтому приходися принимать решения, что включить, и что упускать. Можно и нужно критиковать журналистов за ненадлежащее качество этих решений. Но нельзя (на мой взгляд) упрекать их в сам факт контекстуализации. Увы, совокупность выдвинутой критики в Гатовском разборе сводится именно к тому, чтобы контекст сводить к абсолютному минимому, если не убрать его вообще. Это неправильно.

Второй момент куда сложнее. В последнее время, вокруг и около американской журналистики ведутся баталии по поводу того, как понять объективность. Было многократно отмечено в не так уж былые года, что в случае признания республиканцами землю плоской, New York Times написала бы в заголовке – “Партии разнятся относительно формы планеты”. И, конечно, были бы правы – действительно разнялись бы. Но честно ли так написать? Объективно ли? Если журналисту известно, что земля круглая, нет ли ответственности писать, что “Республиканцы расходятся с реальностью”? Однозначного ответа на этот вопрос нет. То есть, он есть у меня. И он есть, полагаю, у Василия (правда, я его ответ на этот вопрос не знаю). Но его нет ни у журналистского цеха, ни у общества в целом. Поэтому приходится экспериментировать, прощуповать границы, искать взаимопонимание между журналистами и читателями. Проблемы, безусловно присутствующие в этой статье, на мой взгляд являются симптомами этого процесса, а не частью заговора или намеренно предвзятого отношения.

По крайней мере, как говорися, That’s my story, and I’m sticking to it.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s